Анастасия Михалицина — Старший PR-менеджер
тел.: +7 (495) 748-05-75 | доб. 3053
E-mail: amikhalitsina@at-consulting.ru

"В Калифорнии должен появиться русский город Хакертон"

25 апреля 2017 , TAdviser

Ситуацию в российской ИТ-отрасли нужно срочно менять, уверен генеральный директор группы AT Consulting Леван Васадзе. В интервью TAdviser он предложил первоочередные меры для стимулирования экспансии отечественных ИТ-компаний на западные рынки и рассказал о своем видении перемен, наметившихся в сфере информационных технологий внутри страны.

_______

Охарактеризуйте российский ИТ-рынок сегодня. Какие важные изменения происходят на нем?

Леван Васадзе:
— Сокращение расходов на ИТ в последние несколько лет и отложенное из-за кризиса обновление ИТ-инфраструктуры сейчас способствуют росту спроса и оживлению рынка. Это одна из особенностей отрасли ИТ: рынок быстро сокращается в кризис и так же быстро восстанавливается.

Другое важное изменение – рост ИТ-аутсорсинга. У него очень высокий потенциал – по нашим оценкам, сегодня в среднем по рынку лишь 0,3-0,5% ИТ-затрат приходится на аутсорсинг, а на западе у компаний этот показатель может доходить до 1,5%. Раньше почти каждая компания старалась сделать так, чтобы ИТ занимались исключительно айтишники in-house, но сейчас ситуация меняется. Я убежден, что нас ждет рост аутсорсинга ИТ-услуг российским бизнесом в пользу крупных брендов, особенно учитывая грядущее сокращение числа кэптивных компаний и общемировой тренд к специализации.

Кроме того, постепенно стираются границы между ИТ-консалтингом и менеджмент-консалтингом. Это началось 5-6 лет назад, и в будущем такое взаимопроникновение только усилится – ИТ-консультанты начнут понимать, что такое бизнес-консалтинг в целом, а консалтинговые компании приобретут частичную экспертизу в ИТ.

В целом есть иллюзия, что рынок поделен и какого-либо развития ждать не приходится, однако на деле все только начинается, и в ближайшем будущем российский ИТ-рынок ждут серьезные изменения.

Есть и другие перемены: если еще 10 лет назад на рынке доминировали поставщики «железа», то в последние годы на первый план вышли поставщики ПО. Это не просто продавцы лицензий и коробочных решений, а команды с сильной консалтинговой экспертизой, которые, по сути, проводят масштабные работы по внедрению и кастомизации программного обеспечения. Это заказная разработка на базе продуктов мировых и российских вендоров, на базе собственных продуктов либо на базе СПО. При этом большую роль начинают играть те компании, которые обладают широкой компетенцией, могут внедрять и ПО, и аппаратное обеспечение, связывая их друг с другом. Яркий пример – наш проект в Санкт-Петербурге, где совместно с «Ростелекомом» мы внедрили программно-аппаратный комплекс, при этом оказывая консалтинговые услуги и осуществляя комплексное управление проектом.

На ваш взгляд, кто задает главные тенденции российского ИТ-рынка? Какие тренды влияют на его развитие?

Леван Васадзе:
— Конечно, мировые, в основном пока западные, ИТ-тренды, частью которых мы являемся. Только, полагаю, что у России есть еще и все шансы превратиться из получателя этих трендов в одного из трендсеттеров, стать одной из ведущих мировых ИТ-держав, если хотите. Для этого нужно углубление процессов развития страны в целом, ведь ИТ-тренды лишь производная этих процессов. Таким образом, как ни странно, ИТ-суверенитет России будет зависеть еще и от ее культурного суверенитета: если страна лишь пародия на Запад, тогда все ее структуры проецируют то же самое, если же она верна своей геокультурной уникальности, тогда она может и в ИТ выдать такое, чего не делал еще никто.

В существующей парадигме нашей отрасли от роду примерно столько же лет, сколько и монополярному миру. При очевидной эрозии последнего, будет пестреть и наша отрасль. Поэтому пока мы лишь реципиенты и ретрансляторы западного процесса, если хотите, такого примитивного оруэлловского техногенного тоталитаризма. Поэтому сейчас российскую версию мировых (т.е. западных) ИТ-трендов формирует как спрос заказчиков, так и решения ведущих консультантов – таких как мы.

При этом я не очень люблю термин «консультант». Вернее, он недостаточно точно определяет род нашей деятельности, ассоциируясь лишь с советником, который говорит и не делает. «Интегратор» тоже не совсем то, это устаревший термин девяностых, когда рождалась наша индустрия. На мой взгляд, есть замечательный, забытый с советских времен термин «инженер», который ждет своей реинкарнации именно через нашу отрасль, возможно в виде «процесс инженера», или «ИТженера», или «ИТенера», или чего-то в этом роде. Вот только если в 20-м веке инженер проектировал и прокладывал трубы и кабели, т.е. физическую инфраструктуру, то в 21-м веке инженер проектирует и прокладывает и ее мозговую-нейронную часть тоже. Вот такие ИТженеры, как со стороны заказчика, так и со стороны исполнителя и формируют упомянутые тренды.

Что вы вкладываете в понятие «цифровая экономика»? Какие моменты должны быть обязательно отражены в стратегии развития цифровой экономики России?

Леван Васадзе:
— ИТ-сектор – одна из основных надежд Российской Федерации в плане ухода от чрезмерной зависимости от сырьевой экономики. Пока комплексного подхода почти не видно. Блестящие российские мозги продолжают утекать на Запад, а другие страны нас обгоняют. Все из-за отсутствия коллективного отраслевого мышления и нехватки частно-государственного партнерства в отрасли.

14 лет назад я сидел в офисе McKinsey&Co в городе, неправильно названным британцами Бангалором, и мне местные макинзиаты говорили, что экспорт ИТ-услуг из Индии с $10 млрд. в год должен был дорасти к 2010-му до $50 млрд. в год. Я видел по их лицам, что они сами слабо верили в это. В прошлом году Индия экспортировала ИТ-услуг более чем на $120 млрд. в год. Это цифры, сравнимые с российским нефтегазовым экспортом, при этом неиссякаемые, а только нарастающие, в отличие от природных ресурсов. Они произрастают из умов потомков созерцательных брахманов, изобретших концепцию нирванистического ноля, и перевернувших арифметику вавилонян и египтян, превративших ее в математику. Понятно, что индусам еще сильно помогло и единое языковое пространство с США, позволившее им внедрить своих людей в ИТ-департаменты всего списка Fortune 500 и не только, но дело не только в этом. Нам нужно менять культуру ИТ-отрасли в России.

В прошлом году я был на главной ИТ-конференции в Дели и был потрясен открытостью общения индийских ИТ-специалистов. Представьте, около 30 тысяч человек в громаднейшем пространстве, двигающихся как некий поток мысли и общающихся живее любых чатов. Это только в ИТ, нам и на Санкт-Петербургском Экономическом Форуме такого не снилось.

Вот что я вкладываю в понятие цифровая экономика. Заметьте, это не спекулятивная, а именно реальная экономика и мне совершенно очевидно, что нам что-то нужно срочно делать, чтобы ликвидировать наше отставание. Пока мы узко смотрим на ИТ индустрию лишь через призму российского рынка, увлекаемся запретительством и закрытостью там, где мы должны быть открыты, и открытостью там, где мы должны быть осторожны. Индусы, израильтяне и китайцы завоевывают мир и успешно защищают себя. При этом как же обидно, что и те, и другие, и третьи получили современный импульс в науке во второй половине 20-го века именно из Москвы. А теперь где мы и где они?! И уже этого не объяснить их мифической дешевизной, и у нас, и у них человеко-день стоит примерно те же $200 долларов. При этом они все завоевывают Запад, а мы туда даже не идем. Вот все это нужно срочно менять.

На мой взгляд, в этом году, при президенте России, или на уровне администрации, должен быть создан стратегический совет по развитию ИТ-отрасли. В него должны войти не только предприниматели, но и ученые, и, возможно, даже философы. Совет должен выработать срочные рекомендации для правительства РФ по массированной поддержке ИТ-отрасли. Вот, на мой взгляд, некоторые контуры этих мер.

Заставить российскую банковскую систему интенсивно финансировать реальный ИТ-сектор экономики. Как и с кем может конкурировать российский ИТ-сектор, когда индусы, американцы, китайцы и израильтяне занимают капитал по 2-3% 10-летних денег, а наши - по 15-20% со сроком в один год? Это можно сделать путем субсидий ставки финансирования со стороны ЦБ РФ в пользу ИТ-компаний.

Открыть двери и налогово поощрить создание совместных предприятий (СП) и партнерств именно в России особенно с индийскими и частично с китайскими ИТ-компаниями. Не запрещать таким партнерствам быть в России, а наоборот, приглашать их в российские компании с целью перенимания их успешных и доказанных моделей для дальнейшей экспансии российских компаний на запад.

Через банк BRICS финансировать деятельность подобных СП в России.

Добавить к существующим эффективным налоговым льготам для зарплат в секторе новый комплекс налоговых льгот для стимулирования экспорта ИТ-услуг из России.

Во Внешэкономбанке России создать специализированное подразделение по поддержке и финансированию ИТ-услуг и проектов российских компаний за рубежом, наподобие множества западных «эксимбанков», которые способствуют экспорту своих индустрий в разные страны. Только теперь это нужно сделать не только в промышленности, но и в ИТ-секторе.

ВЭБ-у же поручить проект финансирования русского городка ИТ в Силиконовой долине в Калифорнии, в этой Мекке ИТ-индустрии, где расположатся офисы российских ИТ-компаний и компаний из стран бывшего восточного блока. Я бы назвал этот городок Хакертоном (Hackerton) для капитализации на пропаганде глобалистов, это было бы элегантным ответом, который бы окончательно дезавуировал негативный пиар страны и использовал бы его в прагматических целях.

Совместно с профильными государственными ведомствами ведущим российским компаниям, таким, как наша, нужно выработать стратегию ИТ-кооперации с теми странами, которые ищут повышения собственного ИТ-суверенитета в противовес монополярной парадигме. Россия могла бы помочь таким странам в укреплении своего цифрового суверенитета, который, возможно, не менее важен, чем военный.

России нужна не только совершенно новая стратегия интегрального, цифрового суверенитета, но и простая и деловая стратегия экспорта ИТ. Ее должны выработать ведущие государственные и предпринимательские умы, как это было у индусов, китайцев, израильтян, и теперь даже у пакистанцев и прибалтов.

Так же, как внедрение ИТ в компании, цифровизация экономики имеет своей целью в первую очередь повышение эффективности, которое и приводит к повышению конкурентоспособности и дальнейшему развитию. Поэтому, на мой взгляд, важно определить конкретные цели, которых нужно добиться к 2025 г., и, исходя из них, планировать госзатраты, привлечение инвестиций и выстраивание правильных процессов в экономике. Ну и, поскольку речь идет о передовых технологиях, наряду с первоочередными задачами развития внутри страны стоит обратить внимание на наращивание экспорта.

Кроме того, нужно уже сейчас заглядывать вперед. Сегодня многие внедренные системы несовместимы друг с другом. Чтобы не оказалось, что различные ведомства имеют различные, никак не связанные системы, важно как можно раньше обращать внимание на такие упущения.

Как вам видится будущее российского ИТ-рынка?

Леван Васадзе:
— Частично я об этом уже сказал. Вдобавок, я думаю, что в ближайшие пять лет мы увидим развитие уже обозначившихся трендов консолидации рынка: если сейчас на долю игроков из топ-10 приходится 20% рынка, то в будущем у них окажется более 60%. Неизбежен рост слияний и поглощений, и количество игроков заметно уменьшится.

Кроме того, рынок ждет сокращение кэптивных компаний, поскольку они не конкурентоспособны без материнских субсидий. А это будет значить еще больший рост аутсорсинга. Сейчас это может казаться невероятным, но крупные заказчики будут полностью или частично отказываться от собственных ИТ-консультантов, и это повлечет за собой появление квалифицированных кадров на рынке, которые надо будет обратно переучивать к жизни не в тепличной, а в конкурентной среде.

Про ожидаемый рост экспорта я уже сказал. Просто он будет одним, если будет осуществляться лишь за счет российских предпринимателей, и совершенно другим под крылом интегральной государственной стратегии.

Важно также упомянуть о таких трендах, как коммодитизация стандартных решений и рост категории, которую я бы назвал общим термином High Value Added Solutions.

Как прошел 2016 год для вашей компании? Какие направления показали наибольший рост?

Леван Васадзе:
— Мы успешно завершили несколько десятков крупных проектов, в том числе таких масштабных, как «Безопасный город» в Санкт-Петербурге и Кабардино-Балкарии. Запустили полностью цифровой банк ALTYN-I в Казахстане, продолжили работу над внедрением CRM в «МТС Банке», два проекта в «Азбуке Вкуса» и проекты для «Вымпелкома», «Ростелекома», Tele2.

У нас около 150 b2b-клиентов как в частном, так и в госсекторе. Их число неуклонно растет, так же, как количество и спектр заказов внутри существующей клиентуры.

При таком росте нам нужно вывести на качественно новый уровень мощности нашей финансовой службы, бэк-офиса, HR, маркетинга и юридической службы, повысить эффективность кросс-продаж, обновить и усилить структуры фронт-офиса, центров компетенций, создать в новом виде экспортное направление. Все это относится как раз к моему ремеслу организационного строительства, и я очень радуюсь той синергии, которая уже наглядно просматривается между мной и нашей командой. Приходят новые профессионалы, компания обновляется, происходит именно то, что нужно для ИТ-компании.

Кто главный заказчик ваших решений и услуг в настоящее время? Какие отрасли хотелось бы привлечь сильнее?

Леван Васадзе:
— Нам одинаково важны как государственные, так и коммерческие заказчики. Мы внедряем решения в банковском секторе, телекоммуникационном, нефтегазовом, ритейле и других. Ситуация везде разная, но я не считаю что в целом рынок стагнирует, напротив, уровень информатизации и диджитализации всех сфер человеческой деятельности достиг таких масштабов, что уже никто не может игнорировать эти тенденции. Искусственное сжатие спирали спроса на ИТ, возникшее в кризис, скоро сойдет на нет – жизнь заставит тратить деньги на информационные технологии.

Государственные структуры, особенно оказывающие массовые услуги населению, также активно внедряют новые разработки. В нише госуслуг можно существенно улучшать и повышать транспарентность продукта за счет ИТ. Стоит выделить и другие отрасли, которые начали активно инвестировать в ИТ. Например, сельское хозяйство – аграрный бизнес в России растет с курсом на импортозамещение. Транспорт и логистика благодаря ИТ получили новый виток развития. AT Consulting будет работать по всем этим направлениям.

Какие направления деятельности компании сейчас являются основными генераторами выручки/прибыли?

Леван Васадзе:
— Мы стабильно распределены между семью основными блоками бизнеса, CRM, ERP, BI, инновационный блок, блок комплексных решений (госсектор), региональный блок (госсектор) и блок «Восток» (госсектор). В разные годы каждый из них развивался по-разному, в стратегической перспективе эти флюктуации не имеют значения. Думаю, теперь вдобавок к нашим зарубежным офисам в странах СНГ мы оживим и усилим экспорт услуг на Запад

Каковы приоритеты на ближайшие годы? Как изменится стратегия развития компании?

Леван Васадзе:
— Долгое время компания развивалась органически. Наступил момент сделать качественный рывок и стать в России ИТ-компанией номер один на b2b-рынке. Для этого я и пришел в AT Consulting в ноябре 2016 года. Необходимо выйти на новый уровень доступа к инвестициям, клиентам, административным, маркетинговым и HR-ресурсам – и за последние месяцы наша команда уже сделала большой шаг в этом направлении.

Помимо традиционного вектора на расширение клиентского и проектного портфеля, новая стратегия подразумевает еще два: M&A-сделки и территориальная экспансия. Мое ремесло – строительство эффективных организаций, и за 25 лет в бизнесе у меня уже выработалось определенное чутье. Поэтому мы будем занимать достаточно агрессивную позицию: покупать компании ради синергии между командами, услугами и клиентскими базами; консолидация рынка неизбежна. Такой же подход и к территориальному развитию. Мы уже активно ищем новые рынки.

При этом лично я как генеральный директор – это временное явление, но, уверен, правильное для переходного периода. Когда я увижу, что все процессы выведены на качественно новый уровень, я, наверное, как обычно, пересяду в кресло председателя совета директоров, тоже очень вовлеченного и активного, но уже не на операционном уровне, а занимающегося стратегией. Все будет зависеть от скорости и необходимости внедрения тех профессиональных преобразований, которые необходимы для выведения нашей компаний в лигу международных ИТ-компаний в полном соответствии с требованиями к мировому масштабу, эффективности и корпоративной прозрачности. У нас замечательная компания, которая будет еще лучше после проводимых преобразований и укрупнения.

В какие направления вы планируете инвестировать, надеясь на их отдачу в будущем?

Леван Васадзе:
— Мы продолжим развивать наши ключевые компетенции: CRM-решения, портальные решения, BI, ERP и так далее. Вместе с тем, огромный потенциал есть у аутсорсинга, в том числе в системе принятия решений руководством. Мы будем делать качественное предложение в этом направлении, это в свою очередь расширит спрос. Как я уже говорил, уже в ближайшие 5-10 лет многие организации, которые сейчас имеют собственные ИТ-дочки, будут отказываться от них и переносить информационные технологии на сторонние компании. К упомянутому стиранию грани между ИТ-консалтингом и бизнес-консалтингом – мы также будем активно ловить этот тренд.

Какие страны рассматриваются в первую очередь для международной экспансии?

Леван Васадзе:
— Я считаю, что у российской ИТ-индустрии в целом и AT Consulting в частности есть реальные перспективы экспорта. Отечественные программисты – одни из лучших в мире, при этом наши компании могут делать проекты с меньшими затратами чем, скажем, европейские или американские. Весь вопрос в правильной организации маркетинга и продаж. Россия должна стать ведущей ИТ-державой, но для этого надо не ныть о вековом отставании, а планомерно работать над экспансией и развитием. В свое время Петр Первый прорубил окно в Европу – мы должны зайти на мировой рынок через парадный вход.

AT Consulting исторически присутствует в разных странах бывшего СССР. Сейчас мы намерены не просто идти за своими российскими клиентами на новые рынки, а действовать проактивно в части поиска иностранных партнеров и заказчиков. Мы ведем переговоры с крупными международными компаниями, и, я думаю, очень скоро это выльется в конкретные проекты. Ясно, что для всех ИТ-компаний мира главная цель атаки – США как крупнейший рынок. До сих пор из России это удавалось лишь одной-двум компаниям. При этом я считаю, что здесь мы должны болеть друг за друга и помогать друг другу: чем больше будет там успешных компаний из России и стран бывшего Союза, тем легче будет следующей туда входить. То же самое можно сказать и о Западной Европе, хоть и в меньшей степени, несмотря на ее географическую близость. Та же уже упомянутая Индия – очень перспективная страна, которая, что немаловажно, полностью дружественна России геополитически. Еще бы выделил Южную Америку, которая имеет большой потенциал для ИТ-экспорта. Зайти на эти рынки и добиться успеха – не какая-то химера или фантазия, а реальная возможность. В бизнесе все начинается со стратегического видения и превращается в быль, при соединении трудолюбия с профессионализмом. Будем работать.

Отзывы

Сбербанк

Виктор Орловский, член правления, старший вице-президент ОАО «Сбербанк России»

Мне нравится работать с AT Consulting в первую очередь потому, что эксперты компании нацелены на получение требуемого результата, не останавливаются перед трудностями, ищут новые решения и, как следствие, растут профессионально.

Отзывы

Сбербанк

Виктор Орловский, член правления, старший вице-президент ОАО «Сбербанк России»

Мне нравится работать с AT Consulting в первую очередь потому, что эксперты компании нацелены на получение требуемого результата, не останавливаются перед трудностями, ищут новые решения и, как следствие, растут профессионально.

Представительства